Дочь

Сегодня случайное слово - "дочь". 

У моей мамы рождались одни мальчики (у меня два брата), а она очень хотела девочку. Она умудрилась даже научить моих братьев вязать. Когда я родилась, она была очень рада (так говорят). И я очень запомнила чью-то фразу о том, что вот, мама наконец-то дождалась, и мой детский мозг воспринял тогда эту фразу как то, что я теперь обязательно должна оправдать мамины ожидания. С этой установкой я жила довольно долго в ущерб самой себе. Сейчас этой установки почти нет, но осталось некоторое чувство вины за то, что я не радую маму тем, что живу так, как хочу я, а не так, как хочет она, чтобы я жила. 

Один из моих братьев был убит, я его не помню. А второй брат (он на 15 лет старше меня), как мне кажется, завидовал мне. Завидовал тому, что мама хотела именно девочку и любила меня всегда больше, чем его (так он думает, как мне кажется). Я заметила эту зависть относительно недавно, пару лет назад. Когда я приезжала к родителям, он говорил "любимая дочь же" и говорил это с какой-то горечью. Но он меня наверное все же любит, поэтому он никогда не делал мне ничего плохого. Эта его зависть, скорее, просто как горькая констатация факта. Мне кажется, что он вообще считает себя самым нелюбимым ребенком, потому что мама всегда очень хорошо отзывалась об умершем брате, часто говорила мне, что она меня любит, но я ни разу в жизни не слышала, чтобы она сказала С., что  она его любит или хотя бы что-то теплое. Когда я, будучи подростком, такую несправедливость заметила, я спросила у нее об этом. Она очень сильно стушевалась и не смогла мне ответить что-то понятное. Тогда я попросила её обязательно сказать С., что она его любит. Я уже не помню, чем дело кончилось, но мне кажется, что она ему сказала что-то вроде того, что "вот, дочка попросила сказать тебе, что я тебя люблю", что, конечно же, совсем не равно словам "я тебя люблю". Да, я не отрицаю, ей пришлось с ним очень много всего плохого пройти. Но ведь должно же быть в нем что-то хорошее! Неужели она не видит в нем вообще ничего хорошего. Даже сейчас, когда он уже несколько лет совсем не пьет алкоголь, завел семью, работает, то есть живет так, как, по идее, маме должно было бы понравиться, она все равно умудряется вместо того, чтобы порадоваться сейчас за него, за то, что у него все хорошо, начать вспоминать прошлое, как много он ей горя принес. Я никоим образом не отрицаю все это плохое, что он делал, просто пишу о том, что неудивительно, что у него сложилось впечатление, что он нелюбимый сын, если к нему всегда было такое отношение. Но я не знаю, всегда ли. Может быть, оно к нему таким стало как раз после его поступков. И я не осуждаю маму в её отношении, я же не прожила её жизнь. Я просто очень хочу, чтобы все друг друга любилиУлыбаюсь

Хотела уже заканчивать, но вдруг подумала о том, что зацепила тему только "маминой дочки", но не "папиной". Первым в голову пришло именно восприятие себя как маминой дочки. Видимо, связано это с тем, что папы почти не наблюдалось в детстве - он все это время усиленно пьянствовал. Не смотря на это, он вроде бы меня любил как-то по своему. Я это понимала по тому, как он приносил мне очень много сладостей, когда у него случались редкие заработки, и он не тратил их все на алкоголь. Мама на это говорила, что лучше бы он просто денег давал, чтобы она нормальной еды на них покупала, или за квартиру бы платил. ну вот он проявлял ко мне отцовскую любовь этими сладостями. Был еще момент, как он, напившись, рассказывал мне, как он меня чуть не продал (!!!), но ведь не продал же, типа как же это он может свою доченьку-то продать. Для меня эта история до сих пор остается тайной, хотя папа уже давно не пьет, и я могла бы у него спросить об этом, но мне не очень-то хочется знать, что там такое было. Еще у него как-то проснулись отцовские чувства, и он, пьяный, подошел ко мне, когда я гуляла со своими друзьями/знакомыми, мне было лет 14, наверно, я уже точно не помню, подросток, в общем. Он не просто подошел, а сунул мне в руку грязную вонючую мятую купюру какого-то небольшого достоинства и сказал, чтобы я купила себе что-нибудь. Как же мне было стыдно в тот момент за то, что все это видят. Я не знаю, что на него нашло, ведь он никогда так не делал. Он уже давно не пьет, больше 10-ти лет, живет с мамой. Когда он только закодировался, она мне часто говорила, чтобы я ему говорила, что люблю его, типа ему будет это очень приятно, потому что его гложет очень сильное чувство вины из-за того, что, можно сказать, у меня не было отца. Не знаю, сама мама так решила, или он ей сказал, думаю, что она сама решила, потому что папа совершенно точно на такие темы говорить не стал бы. Когда он только вернулся (т.е. закодировался и стал жить с нами), он, видимо, решил наверстать мое упущенное детство и дарил мне всегда мягкие игрушки. Много мягких игрушек. Даже когда я уехала учиться в другой город, то есть стала довольно взрослой, он продолжал дарить мне мягкие игрушки. Еще я помню один момент, который меня поразил, я очень плакала от этого. Когда я приехала на какой-то Новый Год к родителям, увидела, что на столе стоит небольшая искуственная елочка, а на каждую ветку этой елочки папа повесил конфеты. Вроде ничего такого в этом нет, но к каждой конфете была привязана обычная тонкая швейная нитка (очень тонкая), за которую он и вешал. Я расстрогалась из-за того, что просто представила, как мой очень нервный папа (он очень психует и нервничает, когда что-то не получается) своими неповоротливыми очень грубыми пальцами привязывал вот эти ниточки к каждой конфете... 

Я не испытываю вообще никаких негативных эмоций к нему. Испытываю позитивные, когда приезжаю к родителям и обнимаю его. Но вот относительно недавно на сеансе психотерапии я поймала себя на осознании того, что мне очень не хватало фигуры отца. Осознала то, что мне очень хотелось бы, чтобы в детстве была какая-то сильная мужская фигура, которая придавала бы мне уверенности и помогала бы становиться более сильной. Ну это не жалобы, а просто осознание, что вот было так, вот не хватало этого, ну и ладно. В жизни не всегда бывает так, как хотелось быУлыбаюсь Сейчас я и сама могу дать себе необходимую опору и уверенность.

Photo by Morgan David de Lossy on Unsplash